Информация

Приглашаем участвовать в фестивале-конкурсе "Пойте и будьте счастливы!"

Соловов Николай Иванович –
Воспоминания о детстве

Соловов Николай Иванович 1933 г. р.
Майор в отставке.
Имеет правительственные награды.

Когда началась война, мне было 8 лет. Моя память четко до мелочей хранит события тех жестоких дней. В течение недели опустело наше село. Все 16-летние парни со старшими братьями и отцами (до сорока лет), а также с незамужними сестрами были призваны в ряды Красной Армии, а молодежь с 16-ти до 14-и лет была направлена на фабричнозавдское обучение (ФЗО) и в ремесленные училища. 17-летние допризывники под руководством отставных командиров обучались премудростям военного дела. Мужчины от 40 до 60 лет и женщины, необремененные семьями, ушли на трудовой фронт, забрали на войну и всех более-менее хороших лошадей. А мы мальчишки с девчонками, мамами, со старенькими дедушками и бабушками, да со старыми клячами остались на селе обеспечивать наших воинов продовольствием, теплой одеждой, лекарственными травами и многим, многим другим.

То, что для победы нужен надежный тыл, нам объяснили преподаватели военного дела, которое у нас начиналось со 2-го класса, т. к. наш Вождь сказал, что даже второклассники должны уметь воевать, и мы пели военные песни, маршировали, стреляли лежа из малокалиберной винтовки, одевали противогазы и разыгрывали военные "баталии". Внешкольное время работали в колхозе: мы, мальчишки, в основном, на непригодных для армии лошадях, и были этим горды. Вспахивать и засевать колхозные поля нам помогали районные МГС, а убирали мы урожай только вручную – косили косами, жали серпами, молотили цепами. Весь урожай до зернышка отвозили в государственную поставку для воюющей армии.

Себя мы урезали во всем: в питании, одежде и даже в учебе... Учебный год начинался не в сентябре, а с 1-го октября и даже здесь, в школе, до снега мы утром получали задания на дом и шли трудиться на поля. В зимнее время помогали лесхозам собирать семенной материал для хвойных лесов, а за это нам разрешали один раз привести на санках сучья для о отопления и мы этому несказанно радовались. Для сохранения влаги будущему урожаю ходили зимой на поля для задержания снега, а также обходили сельские подворья и забирали куриный помет для удобрения полей, и все это делали без корысти, на детском патриотизме и соревновании.

В каждом классе ежемесячно собирали деньги в помощь воюющей армии на строительство танков, самолетов, пушек и снарядов. Где каждый брал деньги на такие взносы остается загадкой до сих пор, ведь в колхозах деньги не платили, работали за необеспеченно материально трудодни.

В длинные зимние ночи сидели скопом при лучинах, девочки вышивали кисеты, а мальчишки заполняли их доморощенным табаком. Женщины вязали теплые двухпалые перчатки, носки, шарфы из шерсти своих овец и все это сдавали в школу с обратными адресами, а школа через район отправляла на фронт. С фронта приходило много писем с заверением, что враг будет разбит и победа будет за нами.

Одно из таких писем я хорошо запомнил, оно было адресовано моей старшей сестре Марии. "Здравствуй, Машенька, благодарю за кисет с его содержимым. Когда в период между боями достаю его из кармана, друзья-бойцы мне завидуют доброй завистью. Сразу видно, что ты доброй души школьница, вышивка на кисете - это произведение искусства, так решил наш боевой артрасчет. А махорочка славная, всем пришлась по нраву, видно выращивали ее и готовили добрые руки. Я отец большого семейства и представляю, что и мои дети также куют победу в тылу своими добрыми делами. И когда я ощущаю в своем обмундировании, пропитанном потом и кровью, твой кисет, он придает мне силы и обостряет злость к ненавистному врагу. Скоро мы идем в бой. Наш политрук сказал "Герой тот, кто погиб и приблизил час победы, но дважды герой тот, кто приблизил час победы и остался жив для будущих сражений". Надеюсь честно выполнить свой воинский долг и выжить. А ты учись на "хорошо" и "отлично" - это будет твой вклад в победу, ведь после войны нам будут нужны грамотные, дерзающие люди для восстановления народного хозяйства. Сталинград, 1942 год".

Подобные письма получали многие, мы их читали сообща, и такие весточки с фронта придавали нам бодрость духа, уверенность в себе и нашей победе.

Мы, пацаны, помогали органам внутренних дел отлавливать дезертиров, ведь от нашего многочисленного взгляда ничего нельзя утаить. И как нам было до слез обидно и досадно, что нами обнаружении дезертир при задержании убил работника КГБ. Из мальчишек так же готовили связных для базы будущего партизанского отряда. Вот так мы были на передовой в тылу.

Прошло много времени с тех ужасающих событий, но до сих пор в ушах слышится женский плач и вой, когда они отправляли на военную мясорубку своих детей, мужей и близких, когда в дома приходили похоронки, когда закончилась война – по тем, кто не вернулся с фронта. Хотя в день Победы были и слезы радости, но они тонули в слезах горя.

Не забывается до сих пор холодящий душу свист падающих бомб с их последующим разрывом, приглушенный стук пулемета с бреющего полета немецкого самолета по людям, собирающих гнилую картошку на поле для еды. Да нам, вечно голодным, холодным, занятым непосильным трудом, было нелегко,но мы были молоды, верили в неотвратимость победы над фашизмом, а потому в перерывах между тяжкой, изнурительной работой – смеялись, шутили, пели военные песни, сочиняли частушки, обличающие Гитлера и его приспешников, с затаенным дыханием слушали рассказы раненых, приехавших в село на долечивание, а также воинов, приехавших на побывку, и даже мечтали. Да, молодость брала свое.