Информация

Приглашаем участвовать в фестивале-конкурсе "Пойте и будьте счастливы!"

Клепов Антон Тихонович –
Воспоминания о детстве

Через годы, через расстояния...

Клепов Антон Тихонович
1931 г. р.
50 лет трудового стажа в ЗиО и "Гидропресс"
Награды: "Ветеран труда", "Ветеран ядерной энергетики",
медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".

Начало войны я встретил беспризорником. Родители наши умерли еще до войны. В семье было пятеро детей. До начала войны нашу одиннадцатилетнюю сестру удочерила бездетная семья из города Ливны Орловской области, а меня, десяти лет от роду, с младшим шестилетним братиком поселили у чужих пожилых людей. Колхоз пообещал помогать содержать нас.

Запомнился на всю жизнь момент прихода в нашу деревню немцев. Зима 1941-1942 года была снежной и суровой, и потому многие немцы были закутаны шалями и теплыми платками, отобранными у местных жителей. Немцы быстро рассредоточились по деревне, разграбили сельский магазин, заняли здания сельсовета и школы под штаб, выгнали из хлева коров и овец, чтобы разместить своих лошадей; обшарили все погреба и кладовки, отбирая продукты и теплую одежду. Два раза я получил от немцев подзатыльник. Первый раз за то, что попросил кусочек хлеба у офицера, второй раз, когда пытался стащить у мотоциклиста красивую баночку из-под клея.

Надолго немцы в нашей деревне не задержались. Наши войска отбросили их на несколько километров. Одновременно немцы укрепляли свои позиции в Ливнах, в 12 км от нашей деревни Кузьминки. Шли ожесточенные бои.

За нашей деревней еще до войны был построен небольшой аэродром, и я часто наблюдал за воздушными боями. Однажды прямо над деревней был сбит советский самолет. К месту падения скоро приехали солдаты, но летчики были уже мертвы. Привезли их тела прямиком в дом деда, у которого жили мы с братом. Дед снял с них мерки, а потом долго ждал материал для того, чтобы смастерить гробы, но так и не дождался. Долго он ходил потом по домам, просил у кого что было, но времена были тяжелые. Дед смог сколотить только один гроб на двоих.

В 1942 году наши войска готовились к наступлению на Ливны. Всех жителей окрестных деревень эвакуировали, но до нас никому дела не было. Мы еще несколько дней провели в пустой деревне, вместе с брошенными кошками и собаками, пока нас не поймали солдаты. Так мы оказались в деревне Петрищево, где нас приютили добрые и отзывчивые люди – Иван Дмитриевич и Ксения Романовна Меренковы. Мы прожили у них до мая 1944 года. Помогали им, как могли: носили воду, работали в огороде, чистили картошку, заготовляли корм для скотины. Два раза Иван Дмитриевич пытался пристроить нас в детский дом, но шла война, и детские дома были переполнены. Наконец 3 мая 1944 года нас приняли в детский дом в деревне Сергиевка. Там мы и встретили День Победы. Утром 9 мая вся детвора прибежала к зданию сельсовета, и председатель сквозь слезы объявил о конце войны. Люди начали обниматься, плакать. Мы тоже кричали и радовались, даже про завтрак забыли. Так жизнь начала налаживаться. В 1946 году я поступил в ремесленное училище № 39 города Подольска, в 1948-м закончил его с отличием и начал работать на заводе слесарем, в 1951-м был призван в армию и прослужил в ней три года и восемь месяцев в танковом полку, а потом вернулся в Подольск, в свой родной цех.

Помню, как однажды в училище мы с другом умыкнули буханку хлеба на разгрузке машины, сели на поезд Москва-Донецк. Я хотел навестить своего братишку в детском доме, а товарищ - свою сестренку. Ехали "зайцами", то на крыше, то на подножке. На какой-то долгой остановке все пассажиры вышли из поезда, чтобы подышать свежим воздухом. Мы тоже вышли на перрон - все чумазые. Кто-то стал роптать, что мы, мол, у пассажиров по вещам лазим. А один лейтенант, узнав, что мы ремесленники, сказал: "Товарищи, не надо так думать о бедных детях! Пройдет три-пять лет, и эти мальчики, получив специальность, станут к станкам и машинам, придут в сельское хозяйство, и будут поднимать наше народное хозяйство, разрушенное войной!" Эти слова навсегда запали мне в душу. Так и сложилась моя жизнь.

Много всего еще можно было бы рассказать. Как был ранен и лежал в больнице, как ко мне приходила сестра, с которой мы расстались на 22 года после бомбежки Ливны. Она считалась пропавшей без вести, но оказалось, что она успела эвакуироваться вместе с приемной матерью в Новосибирск, где закончила техникум, и уехала работать в Якутию. Все эти годы она думала, что мы погибли, вновь мы встретились только в 1963 году. Как братишка мой окончил ремесленное училище в Ленинграде, и пять лет служил на флоте в Черном и Северном море… Но всего не опубликуешь…